Продолжение. Начало здесь.

Поразмыслил я, что раз овсянки прилетали, и палатку на этом самом месте не боялись,  значит не в ней дело. Что изменилось? А то, что я выставил наружу объектив. Но опять же, из-за тканевого рукава, объектив сбоку не было видно, а именно туда, вбок улетали, и оттуда прилетали птицы. Выходит, дело и не в объективе. Других же причин для беспокойства птиц вроде нет. Следовательно, нужно успокоиться и просто подождать. Если до этого овсянки летали туда-сюда каждые несколько минут,  это вовсе не означает, что они будут делать это круглосуточно. Должен же быть у птиц перерыв! А может, хищник какой-нибудь неподалеку появился, и овсянки, видя его, не хотят показывать свое гнездо… В таких случаях лучше не развивать бурную и ненужную деятельность. Терпение и еще раз терпение!

Овсянка обыкновенная (Emberiza citrinella), самка. Yellowhammer, female. 

И мое терпение было  вскоре вознаграждено! После перерыва, овсянки с новым усердием взялись за кормежку своей проголодавшейся молодежи. Но… теперь испортился свет. Небо сначала затянуло легкими облаками, а потом и плотными, темными тучами. Все стало серым и скучным, похоже, подходил дождевой фронт. На этом я решил остановиться. Пауза в кормлении, и я, теперь уже очень быстро, предварительно собрав и уложив аппаратуру,  перебегаю в лес, находясь при этом все еще внутри палатки.

Следующий день. Погода с утра прекрасная, солнечно. Решаю снова ехать на овсянок. Приехал — мои пернатые трудятся уже вовсю — летают туда-сюда! Быстро складываю палатку, маскирую вчерашними ветками,  пауза в кормлении — и я перебегаю ближе к гнезду, опять же, находясь внутри палатки, чтобы не спугнуть птиц. В этот раз я позволяю себе больше вольности — за первый переход преодолеваю больше половины дистанции до точки съемки. Овсянки вчера были терпимы к палатке, и нет необходимости снова двигаться по полметра. Прилетели, улетели — снова сокращаю дистанцию вдвое. Еще один прилет овсянок, наблюдаю… — ни тени беспокойства у птиц — очень хорошо! Улетают, и я за один раз перехожу уже на точку съемки. В этот раз перемещение к гнезду занимает совсем мало времени.

Прилетает самка, садится на пень, и несколько секунд подозрительно смотрит в мою сторону, как будто только что заметила это сооружение. Я не двигаюсь, не издаю звуков. Овсянка, решив все же, что этот вновь объявившийся куст не представляет опасности, вспоминает про своих прожорливых птенцов, и улетает за очередной порцией корма.
Я устанавливаю штатив, камеру, начинаю снимать. Самка удачно и часто садится на мою присаду, лишь изредка приземляясь на пень. А вот самец не хочет позировать.  Он облюбовал еще один пень справа, который я раньше не заметил за высокой травой, и теперь использует его как взлетно-посадочную площадку.

Наблюдать за поведением овсянок очень интересно! Как я писал в первой части, место посадки отдалено от гнезда на несколько метров. Приземлившись на пень или присаду, птица осматривается, нет ли вокруг хищников или другой опасности, а потом спрыгивает на землю, в траву, и пешком бежит в сторону гнезда. В траве хорошо заметны этакие тоннели, вытоптанные птицами, диаметром сантиметров семь-восемь. После того, как самец или самка скрываются в таком тоннеле, проходит несколько секунд, иногда даже кажется, что прошло слишком много времени, и потом раздается радостный гвалт птенцов в гнезде — родитель, наконец, добрался до них, принеся угощение! Назад, к присаде, взрослые уже не возвращаются, а взлетают прямо из гущи травы, но тоже немного в стороне от гнезда.

Когда я наснимал приличное количество кадров, я решил попробовать, как отреагирует самец на песню конкурента — у меня с собой была mp3 запись голоса овсянки. Включил — ноль эмоций, как и не слышит! Самка косо посмотрела в сторону звука, и тоже перестала обращать внимание на песню. Выключил.

Самец упорно продолжает игнорировать присаду. Улучив момент, когда обе птицы одновременно улетели, я рискнул выбраться из укрытия и быстро прикрыл сорванной тут же травой любимый пенёк самца. Прикрыл, и бегом снова в палатку, пока птицы не вернулись… Успел! Удивленный, овсянчик на мгновение зависает в воздухе, над местом, где был его пень, а потом просто берет да и садится на охапку травы, что я положил. Не удалось мне так просто перехитрить овсяна!

В перерывах между съемкой самки, я продолжал размышлять, каким еще методом можно заставить самца садиться куда мне нужно. Ну, думаю, раз ты такой смелый, как отреагируешь на такой ход? Беру и ложу на его пень пластиковую бутылку с водой. Овсян прилетает, делает круг, и садится на траву в десяти сантиметрах от бутылки с совершенно невозмутимым видом! Матёрый, зверюга, оказался! На дешевый трюк такого не возьмешь!

Фотографирую самку, думаю дальше, как перехитрить самца. Жарко! Свою бутылку с водой забрал — всё-равно толку от нее нет, нечего воде на солнце греться…

Честно скажу, не знаю даже, что еще такое придумать… Ну сетка есть, мелкая, маскировочная, ну натяну я ее над пнём, всё-равно толку не будет, чувствую. И вот, из ниоткуда, приходит оказавшаяся спасительной мысль…

Продолжение следует…

0