В начале мая, а точнее седьмого числа, мы с женой наведались в одно из моих фотоохотничьих мест. Пока я осматривал лес, жена, на старой, поросшей высокой травой и молоденькими сосенками вырубке, заприметила Обыкновенных овсянок (Emberiza citrinella), Yellowhammer, о чем мне сразу сообщила.

Некоторое время мы наблюдали за птицами из-за деревьев в бинокль, с расстояния, примерно, метров в пятьдесят. Овсянки занимались кормлением своей детворы. В качестве  контрольно-наблюдательной точки птицы выбрали невысокий пень. Они, то по очереди, то парой, приземлялись на пенёк, внимательно осматривались, нет ли вокруг какой опасности, и затем ныряли в густую траву, где у них было спрятано гнездо.

Совершенно открытое место было удобно для съемки — деревьев вокруг пня не было, и ничто не давало тень. А вот пень в качестве присады для фотографирования был не слишком симпатичен. Я, побродив вокруг по лесу,  скоро нашел красивую корягу. Был пойман момент, когда птицы улетели от гнезда одновременно (они не возвращались обычно как минимум пару минут), я бегом направился к овсянковому пню, поставил возле него приготовленную присаду, и сразу ретировался под покров леса.

Птицы отнюдь не так глупы, как может показаться — они легко могут отличить простую корягу от чего-то опасного.  Эта парочка уже через пятнадцать минут оценила новшество в их интерьере — птицы стали садиться на предложенную им присаду. Коряга была удобнее пня, выше, и обзор оттуда был лучше.

На этот день программа была выполнена успешно — присада была принята овсянками. Вечерело, и мы отправились домой. На следующий день, в случае удачной погоды, я запланировал фото сессию с овсянками.

Восьмое мая, утро. Я приехал пораньше, собрал в лесу палатку, замаскировал ее ветками с листвой, чтобы была похожа на куст. Все приготовил — рюкзак, штатив, воду, еду… Стал наблюдать за птицами.

Для меня очень важно — не потревожить птицу во время съемки. Особенно это касается съемок на гнезде или около! В случае беспокойства фотомодели я предпочту отказаться от съемок.

В моем понимании, высший пилотаж фотоохоты — это когда птица даже не догадывается о присутствии фотоохотника. В таком случае она ведет себя совершенно естественно и можно увидеть и сфотографировать самые сокровенные моменты из жизни пернатых.

Вернемся же к нашим овсянкам. По плану предполагалось, что я, спрятавшись в палатке, буду постепенно сокращать дистанцию, передвигаясь в те моменты, когда птицы улетают, и буду оставаться неподвижным, пока птицы находятся возле гнезда. Так и сделал. Пока было далеко, передвигался до пяти метров за раз. Но чем ближе становилось гнездо, тем на меньшее расстояние я переносил палатку. После каждого перемещения я ждал птиц, и смотрел на их реакцию. Реакции особо никакой не было — как носили корм птенцам, так и продолжали это делать дальше. Это радовало!

Мои передвижения затормаживались в тех случаях, когда птицы прилетали по очереди — они не давали мне паузы, чтобы переместиться — кто-то из овсянок постоянно находился возле гнезда. Но потом их графики снова совпадали, и я мог приблизиться еще немного.    Так постепенно, в конце уже буквально по десять сантиметров, я вышел, наконец, на съемочную позицию.

Еще два прилета хозяев пенька, чтобы убедиться, что птиц не беспокоит мое присутствие, и в следующую паузу я  быстро, но бесшумно ставлю штатив, цепляю камеру и аккуратно высовываю объектив в окно с рукавом. Вот теперь все готово, можно снимать! Жду овсянок… не летят. Жду еще несколько минут, но птиц все нет… Начинаю беспокоиться и анализировать, что я мог сделать не так?

Продолжение>>>

0